2009_da (2009_da) wrote,
2009_da
2009_da

Categories:

Путин и Карл Х

Если смотреть на нынешние события в мире и в России – видится хаотическая мозаика новостей. Попытаться осмыслить и сложить в цельную картину - но уже новости следующего дня все переворачивают. Скорость нарастает – это связано в том числе и с фантастическим ростом средств коммуникации (сейчас трудно представить – но еще 10-15 лет назад мобильный телефон был диковинкой, и интернет только начинался), и с таким же лавинообразным ростом средств и инструментов порождения и обработки, генерации и размножения информации и дезинформации. Это приводит к невероятной раздробленности мыслей в головах людей и следовательно и самих людей – они как в разных вселенных существуют, которых сейчас бесчисленное множество. Такие гиганты мысли и пассионарные личности как Маркс, Ленин, Сталин, Мао могли охватывать мыслью весь мир и все времена и проникать в суть вещей. Нынешние политические пигмеи, политики – клоуны и эквилибристы, арлекины и карлики не подымаются выше уровня мышления обывателя (на чем впрочем как раз и держится их некоторая поддержка рядовыми обывательскими массами – пассажирами "Титаника").
Очень удачный формат выбрал для комментирования и освещения светом разума современных событий деятель коммунистического движения, писатель и публицист Александр Майсурян.
Актуальные уроки и законы истории, поданные в очень наглядной и понятной форме.
Вот один урок. А они ежедневны в блоге maysuryan.
…..
Слева Карл X, король-ультрароялист, правление которого закончилось быстро и бесславно. Последний король Франции из династии Бурбонов

В этот день, 2 августа 1830 года, во Франции закончилась эпоха Реставрации. Отрёкся от престола последний "законный король" Карл X из династии Бурбонов. Казалось бы, какое отношение это давнее событие имеет к нам и нашему времени? Но при внимательном рассмотрении выясняется, что самое наипрямейшее. Даже более того, трудно найти более актуальное для нас событие в мировой истории.
Потому что как Франция и Англия после своих великих революций переживали эпохи Реставрации, так и бывший СССР её переживает сейчас после революции 1917 года. Как там эти эпохи закончились отречением "законных монархов" и новыми, хотя и не великими, революциями, так и наша Реставрация этим закончится. И главный актуальный вопрос нашего времени выглядит так: кого мы имеем на престоле — осторожного, умеренного реставратора Людовика XVIII, который просидел свой "срок" на троне до конца, то есть до своей естественной кончины, или сумасбродного реставратора Карла X, который попытался восстановить "всё, как было", и сломал себе на этом шею?


Людовик XVIII, король-умеренный роялист. Умер в королевском дворце в своей постели

Вот в Киеве, вне всяких сомнений, в кресле главы государства восседал до самого недавнего времени безумный аналог "Карла X" — со своим средневековым томосом, декоммунизацией до последнего серпа и молота, деиндустриализацией всего вплоть до погашения последней "лампочки Ильича" и т.д. Тут сомнений нет. За что он и поплатился и, будем надеяться, справедливо заплатит не только креслом, но и свободой, а то и головой. Заслужил...
А в России? Кое-что указывает, что у нас правит осторожный Людовик XVIII — например, недавняя благоразумная уступка возмущённым гражданам Свердловска по части отказа от строительства храма на месте сквера.
Но есть и другие симптомы. Вот, например, фотография, которая говорит сама за себя. Цветы к надгробию писателя Ивана Шмелёва. А само надгробие поставлено на личные средства Владимира Владимировича, из его президентской зарплаты.



А это из дневников того самого писателя Ивана Шмелёва, который покоится под этим надгробием:

30 июня 1941 года, Париж: «Я так озарён событием 22.VI, великим подвигом Рыцаря, поднявшего меч на Дьявола. Верю крепко, что крепкие узы братства отныне свяжут оба великих народа. Великие страдания очищают и возносят. Господи, как бьётся сердце моё, радостью несказанной».

9 октября 1941 года, Париж: «…Вчера был день моего Серёжечки, преподобного Сергия Радонежского, России покровителя. Я ждал. Я так ждал, отзвука, — благовестия ждал — с „Куликова поля“! Я его писал ночами, весь в слезах, в дрожи, в ознобе, в вере… Я не обманулся сердцем, Преподобный отозвался… Я услыхал фанфары, барабан — в 2 ч. 30 мин., — специальное коммюнике: прорван фронт дьявола, под Вязьмой, перед Москвой, армии окружены… идёт разделка, Преподобный в вотчину свою вступает, Божье творится…»

"Рыцарь", как вы понимаете — это Гитлер, а армии дьявола, окружённые под Вязьмой — части Красной Армии. И вот автору таких мечтаний и откровений глава государства возлагает цветы? Заказывает на свои личные деньги надгробие? Если это не типичный поступок Карла Х, то что?..

Другой вопрос, не менее важный и актуальный: а кто противостоит нынешнему главе государства на площадях? Навальный и навальнята — это исторические аналоги тех, кто в этот день, 2 августа, сбросил Карла X? Увы, увы!.. Пока что всё, вплоть до мелочей (вспомним давние дружеские встречи Навального с протоиереем Чаплиным, его походы на "Русские марши", или то, что на недавней столичной акции толпой заправлял активист движения "Декоммунизация") — указывает на то, что это ещё более сумасбродные реставраторы, чем даже действующий глава государства. Аналоги сумасшедших декоммунизаторов с киевского "евромайдана". Короче говоря, воскресший Карл Х со своим безумным войском...

Ну, а в заключение — несколько цитат советского академика-историка Евгения Тарле, знатока истории французской Революции и Реставрации. Тарле умел любые исторические факты излагать увлекательно, но надо ещё понять, что это не просто история — это всё про нас, про нашу злободневную современность. И про наше ближайшее будущее...

«Сам король, старый больной подагрик Людовик XVIII, был человеком осторожным, но брат его, Карл Артуа, и вся свора эмигрантов, вернувшаяся с Бурбонами... вели себя так, как если бы никакой революции и никакого Наполеона никогда не существовало. Они всемилостивейше соглашались забыть и простить прегрешения Франции, но с тем условием, что страна покается и вернётся к прежнему благочестию и прежним порядкам. При всём их безумии они скоро убедились, что абсолютно невозможно ломать учреждения, основанные Наполеоном, и все эти учреждения остались в неприкосновенности: и префекты в провинции, и организация министерств, и полиция, и основы финансового обложения, и кодекс Наполеона, и суд — словом, решительно все создания Наполеона, и даже орден Почетного легиона остался, и весь уклад бюрократического аппарата, и устройство армии, устройство университетов, высшей и средней школы, и конкордат с папой — словом, остался наполеоновский государственный аппарат, но только вместо самодержавного императора наверху сидел «конституционный» король.

Лишь сравнительно немногие понимали, что полная реставрация главного, то есть социально-экономического старого режима, не удастся ни во Франции, где его разрушила революция, ни в тех странах, где ему нанес страшные удары Наполеон, и что поэтому не может удасться и полная реставрация политическая или бытовая. Из реакционеров это понимали и с горечью отмечали лишь единичные мыслители. Напрасно Людовик XVIII говорит, что он воссел на прародительский престол: он воссел и сидит на троне Бонапарта, а прародительский трон уже невозможен, со скорбной иронией говорил Жозеф де Местр, указывая на то, что во Франции весь социальный, административный, бытовой строй остался в том виде, как существовал при Наполеоне, — только наверху вместо императора сидит король и имеется конституция.


Франсуа Жерар. Коронация Карла X. 1825

Талейран увидел, что при дворе... берёт верх партия разъярённых и непримиримых дворянских и клерикальных реакционеров, находящихся под властью абсурдной, неисполнимой мечты об уничтожении всего, сделанного при революции и удержанного Наполеоном, то есть, другими словами, они желают обращения страны, вступившей на путь буржуазного — торгово-промышленного развития, в страну феодально-дворянской монархии. Талейран понимал, что эта мечта совершенно неисполнима, что эти ультрароялисты могут бесноваться, как им угодно, но что всерьёз начать ломать новую Францию, ломать учреждения, порядки, законы гражданские и уголовные, оставшиеся от революции и от Наполеона, даже только поставить открыто этот вопрос — возможно, лишь окончательно сойдя с ума. Однако он стал вскоре усматривать, что ультрароялисты и в самом деле как будто окончательно сходят с ума, — по крайней мере, утрачивают даже ту небольшую осторожность, какую проявляли ещё в 1814 году.

Людовик XVIII, старый, больной, неподвижный подагрик, хотел только одного: не отправляться в третий раз в изгнание, умереть спокойно королем и в королевском дворце. Он был настолько умен, что понимал правильность воззрений Талейрана и опасность для династии белого террора и безумных криков и актов ультрареакционной партии. Но он должен был считаться с этою партией...

Образованная масса, воспитанная на просветительной литературе и свободомыслии XVIII века, очень скоро стала раздражаться засилием, проявленным духовенством и при дворе Бурбонов, и в администрации, и в общественной жизни. Гонение на всё, напоминающее вольтерьянский дух, было поднято со всех сторон. Фанатики юродствовали особенно в провинции, где новые чиновники назначались кое-где по выбору и рекомендации церкви. С каждым месяцем Бурбоны и их приближенные всё более и более расшатывали своё положение. Бессильные восстановить старый строй, уничтожить гражданские законы, данные революцией и Наполеоном, бессильные даже только прикоснуться к зданию, сооружённому Наполеоном, они провоцировали своими словами, своими статьями, своей ярой агитацией, своим дерзким поведением как крестьянство, так и буржуазию.»

Такие дела. Перечитав последнюю цитату Тарле, которая звучит особенно актуально, пожалуй, приходишь к выводу, что нынешние уличные протесты представляют собой своеобразный сплав двух стихий. С одной стороны, как недавно в Свердловске, протестуют противники Реставрации слева, недовольные засилием церковников и прочих "ультрароялистов". С другой стороны, как на днях в Москве, протестуют сами безумные "ультрароялисты" и декоммунизаторы. Как в Киеве в 2014-м. Причём оба протеста смешиваются и сливаются между собой, так что разделить их не так-то просто. Хотя история разделит, конечно. Но от того, какие идеи в конечном счёте возьмут верх, зависит, какой окажется следующая эпоха в России. Либо это будет царство безумного Карла X, по сравнению с которым даже нынешнее время покажется нам трезвым и умеренным правлением Людовика XVIII.
Либо Реставрация, наконец, закончится.

Как и Владимир Владимирович Путин, Карл Х увлекался охотой.
Карикатура того времени - "Карл Х стреляет в кролика".



"О, какая отвратительная маска!" Такой карикатурой художника Шарля Филипона французы проводили своего последнего короля из династии Бурбонов, Карла X

Источник - https://maysuryan.livejournal.com/881577.html

Перейти к оглавлению блога
Tags: Ленин, Маркс, Путин, Россия, СССР, Сталин, Суд времени, Суд истории, анатомия власти, белобесие, добро и зло, думы, идеология, классовая борьба, мир, мракобесие, общество, полезно знать, политика, структура населения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments