2009_da (2009_da) wrote,
2009_da
2009_da

Category:

И один в поле воин! Бушин против Идолища Поганого

Великий Октябрь и саранча
как я прожил этот день
Владимир Бушин


Ещё в конце прошлого года я задумался: как, чем, каким образом отметить мне Столетие Октябрьской революции? Столетие!.. А до второго Столетия едва ли удастся мне дожить в здравом уме и твёрдой памяти, едва ли.
И я решил: во-первых, прочитаю внукам лекцию об Октябрьской революции. Перед 7 ноября у них как раз были каникулы. Я нагрянул к ним, усадил перед собой и начал издалека — с крепостного права. Слушали внимательно.
Но это, так сказать, частное мероприятие, а был у меня и гораздо масштабнее замысел: написать во славу Столетия революции, Советской власти, в защиту их вождей и руководителей, прежде всего Ленина и Сталина, сто статей. И на основе этих статей издать десять книг.
Жена ахнула, узнав о моём замысле, и с испугу заговорила со мной языком известной пожилой дамы из пушкинской "Сказки о рыбаке и рыбки": "Дурачина ты, простофиля! Ты же почти ровесник революции. Вспомни, что недавно сказал:
Опять прислал Проханов чачу.
Я пью её и горько плачу:
Хоть восхищаюсь я Прохановым,
Как Ленин в юности — Плехановым.
Но наши восьмилетние внуки одобрили мою идею: "Жми, дед! Где наше не пропадало!".
И что ж вы думаете? К первым числам ноября я выполнил план.
После такого книжного залпа я подумал, что 7 ноября могу не идти на демонстрацию. Но тут по телевидению началось нашествие фильмов об Октябрьской революции. Как саранча! Как оползни! "Демон революции", "Троцкий", "Подлинная история революции", "Истинная история…", "Подноготная история…" И ведь все — по серий шесть-восемь! Уму непостижимо… Ну, попробовали мы с женой смотреть. Вот появляется на экране Троцкий. Но что такое? Рядом с ним чья-то тень, и она его заслоняет. Спрашиваю жену: "Таня, может, я вижу плохо. Кто там рядом с Троцким?" — "Как кто? Да Чубайс сперва выглядывал из-за его спины, а потом воплотился во Льва Давыдовича". — "А рядом с Парвусом?" — "Второй Чубайс!" — "А как царь Николай похож на Медведева!" — "Да наверняка Медведев и играл". — "А в роли Александры Федоровны, я думаю, дебютировала Наталья Поклонская". — "Кому же ещё!" — "А Наталью Седову, вторую жену Троцкого, кажется, изобразила Ксения Собчак, наш будущий президент. Если не Алексеева Людмила Михайловна, 1927 года рождения."
Но главное-то — необоримая скука, воинствующая бездарщина, аж скулы ломит. Кто будет смотреть ваши сериалы? И ведь какие вороха невежества и глупостей! Скажу хотя бы только о двух-трёх из тех, о которых можно кратко. Фильм о Троцком начинается с чудовищной сцены древнеримской децимации, то есть с казни, с расстрела на фронте каждого десятого в строю той воинской части, которая отступила с поля боя без приказа. Не было никаких децимаций, ничем это не подтверждается. Крови и без этого пролито столько… И кадры нужно было беречь, каждый солдат на счету. А на экране 10% личного состава истребляется собственной рукой… Что ни говори о Троцком, но дураком-то он не был. Это пассаж в том же роде, что в "Архипелаге" у Солженицына: бригада заключённых не выполнила план по лесоповалу, и троцкист Александр Исаевич её на месте расстрелял. А кто, если уж отбросить все иные соображения, кто завтра вместо расстрелянных будет план выполнять?
Так начинается фильм, а как он завершается? Хорошо известно, что испанец Рамон Меркадер убил сидевшего за столом Троцкого ударом ледоруба по голове. А тут Троцкий героически погибает в отчаянной неравной схватке с молодым испанцем. Какая красивая смерть!.. Вот так же 30 апреля 1945 года Геббельс объявил, что фюрер погиб в бою на баррикадах при защите рейхстага…
Я уж не говорю о таких частностях, как то, что Ленин в письмах называл Троцкого и Иудушкой, и свиньей, но никогда не разговаривал с ним "на ты". А Троцкий не мог называть Сталина "Коба" — это было имя для узкого круга близких людей.
И ведь сколько денег народных отмусолили на эту кино-саранчу!.. И все фильмы продиктованы одним чувством: жутким страхом за то, что натворили с великой страной заказчики фильмов. Они же страшней всех Троцких и Парвусов вместе взятых, ибо всё-таки не те, а эти удушили Советскую власть, не те, а эти разрушили страну, отринув от неё 14 республик — 4 миллиона квадратных километров со всем их населением, городами, заводами, морскими портами, полями, лесами, реками… Чуть не десяток Франций! Отринули и принялись навешивать всюду дохлых орлов и власовские флаги. Да ещё так вихлялись перед американцами, что дали им возможность не только оторвать, но и натравить на нас самую большую из республик…
Был у меня такой случай. Мой испанский друг Хосе Нуньо повёл меня однажды на Кунцевское кладбище. Долго мы искали нужную могилу, Хосе волновался, что забыл, где она. Наконец воскликнул: "Вот! Здесь". Мы подошли. Смахнули снег с надгробья. Это была могила Рамона Меркадера. Постояли, помолчали. Хосе рассказал, что Меркадер отсидел в тюрьме двадцать лет. Шесть лет его пытали, стараясь узнать подлинное имя. Молодая женщина из обслуживающих влюбилась в молодого испанца, который сам вызвался ликвидировать Троцкого. После освобождения они поженились и уехали в Советский Союз. Здесь им дали работу, квартиру, они усыновили двух сирот. Рамон умер в 1978 году на Кубе, но похоронили его здесь, под Москвой. Он никогда не сожалел о том, что сделал, ибо Троцкий был врагом не только лично Сталина, но прежде всего и главным образом Советского Союза: будучи уверен в нашем поражении, он подначивал Гитлера к нападению на нас, надеясь в суматохе войны вновь прийти к власти.
Так вот, мне, в почтительном молчании стоявшему у могилы Меркадера, от этих рахитичных эстетов, от платных бездарей со званием "народный" хочется защищать даже Троцкого в гениальном исполнении Чубайса.
Утром 7-го ноября в 10 утра стали мы смотреть, как было объявлено, "парад в честь легендарного парада 1941 года". Всё пронизано ложью. Во-первых, для молодого поколения этот действительно легендарный парад выглядит полной нелепостью: немцы под Москвой, а тут какой-то парад затеяли! Больше делать нечего было? Нынешняя власть, лгущая не только словом, но и молчанием, боится сказать, что парад-то был ежегодным, традиционным, тот — в честь 24-й годовщины Октябрьской революции, и смысл его был в том, чтобы показать всему миру, что даже в труднейшем положении мы соблюдаем свои традиции, сохранили твёрдость духа и уверены в победе. И действительно, ровно через месяц, 5-6 декабря начался разгром немцев под Москвой, который едва не кончился их полным крахом.
Но вот сейчас на Красной площади какой-то седой оратор произносит поздравительную речь. Ни одного живого слова, сплошная казёнщина. А кто это? Градоначальник Собянин. Позвольте, но ведь это военный парад в честь военного парада, и раньше речь всегда произносил верховный главнокомандующий. Что, Путин начал слагать с себя некоторые тяжёлые должности, и вот теперь Собянин главковерх?
Нет, Собянин пока ещё не верховный, это просто они хотят легендарному параду, по поводу которого тогда ахнул весь мир, придать областной или даже городской масштаб: ну вот, мол, отстояли тогда населённый пункт Москва… Это давнее их старание. Назвал же однажды главный оратор великую Сталинградскую победу "удачным эпизодом войны". Но всё-таки что-то случилось: Мавзолей Ленина не замаскировали рогожей — то ли забыли, то ли кто-то решил так. Неужто допёрло?
Парад кончился, и жена тотчас скомандовала: "Выключай телевизор, сейчас опять полезут все эти троцкие да парвусы, чубайсы да жириновские!". Я выключил, тем более что ведь эти фильмы перемежаются слабоумными ток-шоу, в которых русофобской саранче дана полная свобода. Особенно усердствуют академик, видите ли, Пивоваров, откуда-то взявшийся Амнуэль, Сытин, тоже вроде знаменитого академика Дундука… Но всех превосходит своей яростью ясновельможный пан Якуб. Да, на эти зрелища и иностранцев особенно забористых импортируют. Недавно Роман Бабаян в ответ на русофобские извержения посоветовал пану вспомнить, что 600 тысяч наших солдат полегли при освобождении Польши от немцев. Так он выпалил, гад: "А кто вас звал!". А? Им, выходит, под немцами лучше было. Так они истребили 6 миллионов поляков, или это ваша пропагандистская туфта? Нас звали вперёд ваша бедственность, нас звали души погибших поляков, нас звало сострадание. Мы видели бездарность, беспомощность и трусость ваших правителей. Они же через неделю после нападения немцев бежали из Варшавы в Краков, а ещё дней через десять, бросив страну на произвол агрессора, удрали в Румынию. Польша сейчас благодаря твёрдости Сталина в спорах с Черчиллем — это примерно 300 тыс. кв. км. Так вот, над каждым квадратным километром нынешней Польши витают две красноармейские души… Подними рыло к небу, пан… Сказал в ответ ему что-нибудь из этого наш ведущий передачи? Он, как и все его коллеги, в ответ может только восхищаться нашей открытостью, прозрачностью, беззащитностью и невзрачностью.
Да, я выключил телевизор, и мы пошли на демонстрацию. Первым, кого мы встретили на пути к метро, был генерал армии И.Д. Черняховский. "Здравствуйте, Иван Данилович, — сказали мы. — С праздником великого Октября! Как жаль, что вы не можете пойти с нами…" Бронзовые губы осветила горькая улыбка.
Через торговую галерею мы вышли на площадь Тельмана. На ней стоит его памятник с поднятым кулаком: "Рот фронт!". Мы ответили ему этим же кличем и жестом антифашистов 30-х годов.
На Пушкинскую приехали около двух часов. Небо столицы уже полыхало от красных знамен. Первый поклон — памятнику. "Как это вам нравится, Александр Сергеевич?" В его глазах мы прочитали:
Товарищ, верь, взойдёт она,
Звезда пленительного счастья!
Россия вспрянет ото сна,
И на обломках самовластья
Напишут ваши имена!
Мы направились к кинотеатру "Россия", в соседнем большом здании за ним я в молодости работал на радио. Там строились колонны демонстрантов. По пути встретили какого-то нерусского парня с прекрасным большим портретом Ленина. Я подошёл к портрету, как полагается, снял шапку и приложился. Кто-то щёлкнул фотоаппаратом. Я знаю, он не одобрил бы, даже возмутился. Но можно же раз в сто лет!
И вспомнилась мысль Ленина: "Если даже революция терпит поражение, она всё равно побеждает". Бесспорно! Она не только зажигает жаждой свободы множество сердец, но и мир материальный двигает вперёд.
Дошли до кинотеатра, и тут хотелось опять говорить словами Пушкина:
Люблю я бешеную младость,
И тесноту, и блеск, и радость…
Тесноту?.. Да, в частности и тесноту праздничных колонн. А уж сколько тут было молодости, блеска и радости!.. А знамён! И не только наших, тут были знамёна и Бразилии, и Греции, и Китая, и Испании… Одна девушка показалась мне дочкой наших соседей по даче. Я спросил: "Марфа, это ты?". Она засмеялась: "Итальяно!..". Я тотчас отозвался: "Гарибальди!..". Со своим флагом тут были и каталонцы. А у меня в "Завтра" недавно было напечатано стихотворение "Барселона". И прочитал им только две строчки эпиграфа из Маргариты Алигер:
Между той и этой Барселоной,
В сущности, вся жизнь моя прошла…
И, при родном им слове "Барселона", — взрыв восторга!
Колонны двинулись и стали поворачивать налево по улице Горького. 9 ноября в репортаже "Правды" я прочитал: "Тысячи людей смогли свободно прошествовать по главной улице столицы…" Дорогие друзья Алексей, Руслан и Лариса, да вы что? Какая свобода? Какое "прошествовать"! Новый главнокомандующий то ли сам, то ли по приказу, зная, что будет шествие, не перекрыл движение транспорта по улице, и тысячные колонны были вынуждены двигаться только по тротуару для пешеходов. Эти главковерхи не могут хотя бы без локальной подлости по отношению к народу, это у них в печёнках, не постеснялись даже многочисленных на сей раз иностранцев…
А когда вернулись домой, начались телефонные звонки. Первым позвонил Валерий из Рязани, потом художник Александр из Нижнего Новгорода, московская учительница Валерия Алексеевна, Екатерина Глушик. Иркутск… Алма-Ата… Ленинград… Заглянул в компьютер: албанец Гелиос Чучка, венгр Ласло, племянник Юра из Минска… У них там выходной день. Какой молодец батька Лукашенко!.. Юра прислал песню, в которой его одноклассники, живущие ныне в Израиле, славят Советский Союз. Тоскуют по родине…
Всё, что в жизни радует нас,
Все, что так приятно для глаз,
Всё, что ставим детям в пример,
Сделано на родине — в СССР!
О! Чуть не забыл сказать, какие книги-то смастачил за год Столетия Октября. Вот, кому интересно, гляньте:
1. Путин против Ленина
2. Путин против Сталина
3. Иуды и простаки
4.Бараны в бараньих шкурах
5. Непотопляемые и двоякодышащие
6. Карнавал в Кремле
7. Пятая колонна
8. Выход есть!
9. Моя война
10. Письмо внукам
Ровно десять! План выполнен! И все — во славу Октября, все — отпор клеветникам. А ведь год ещё не кончился. Спасибо внукам за поддержку. И жене спасибо, что не прихлопнула. Ну, правда, тут кое-что переиздание, но, пожалуй, это восполняется тем, что из Пекина в переводе на китайский прислали моего "Гения первого плевка" (о А.Солженицыне, главном клеветнике России). Я думаю, нескучное чтение к празднику. Пусть почитает дорогой товарищ Си. А из Испании (Бильбао) получил сборник "Poesia Sovetica". На обложке — Советский герб и мухинская пара "Рабочий и колхозница". Что может быть прекрасней к Столетию! Тут я оказался под одной обложкой с Евгением Евтушенко. Вот уж не чаял! Но, во-первых, здесь только такие прекрасные его стихи, как "Хотят ли русские войны" и другие. Что можно возразить? Во-вторых, под обложкой ещё и столь достойные соседи, как Твардовский, Гамзатов, Рождественский…
Нет, товарищи, я за демократию, за рынок! За них именно, когда они в руках таких патриотов, как мои щедрые издатели — вулканический Александр Проханов, неколебимый узник либерализма Юрий Мухин, бесстрашный Сергей Николаев, неутомимый Анатолий Алёшкин и неведомый мне ценитель поэзии из Бильбао. Есть спрос на советские статьи да книги — и они издают. Слава великому Октябрю!
Слава Советскому человеку!
Слава Советской литературе!

Источник http://zavtra.ru/blogs/velikij_oktyabr_i_sarancha

Перейти к оглавлению блога
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments