March 27th, 2015

вдохновение

Проханов о Распутине, народе, державе и врагах народа


Все, кто говорят сегодня о творчестве ушедшего от нас Валентина Григорьевича Распутина, мне кажется, молчат о том, что составляло одновременно и стержень, и главную трагедию его судьбы.

Распутин создал удивительную галерею образов русских людей: сердечных, терпеливых, измученных, добрых, беззащитных, упрямых, — ту галерею, которая воспроизводится с разными оттенками в каждом поколении нашего народа. Его герои неразрывно связаны с крестьянами Тургенева, с крестьянами Некрасова, с крестьянами Толстого. Но это уже абсолютно другие — советские крестьяне.

В литературном, духовном, идейном отношении я не близок к Распутину. В каком-то смысле — даже антагонист его, хотя мы были практически ровесниками и прожили в литературе бок о бок добрых полвека. Мы выступали на одних и тех же писательских вечерах, встречались на одних и тех же съездах и пленумах. Но мы никогда не были близки, и, может быть, поэтому ни разу не общались с Валентином Григорьевичем, что называется, по душам.

На мой взгляд, это было следствием одного кардинального расхождения между нами. Он был певцом народа, а я — певцом государства. Распутин в своем творчестве очень остро и страстно поставил русский вопрос как проблему русского народа, измученного своим государством. Народа, который израсходовал себя в строительстве этого государства, — в том числе и, особенно, за советский период, когда проходили коллективизация с индустриализацией, потом была грандиозная по потерям и разрушениям Великая Отечественная война, потом послевоенное восстановление страны и строительство "мировой системы социализма".

Всё это шло за счет русского народа, было его несчастьем, было его жертвой, которая шла от понимания необходимости такого государства. Русский народ сознательно или бессознательно понимал, что без сильного, мощного государства он пропадет, его растерзают более многочисленные соседи. Его погубят, его растворят, его завоюют, его вышвырнут за пределы коренной России, его уменьшат в десять раз.

И поэтому русские, надрываясь на стройках, покидая и пуская под воду свои деревни, словно легендарный град Китеж, — они внутренне понимали, что без сильного и мощного государства им не быть вообще. И Распутин это понимал
. Collapse )